Cквозь длинные ночи Чернобыльской Зоны

“Так, это, что ты ему сказал?” “Что мы едем бухать в лес” … и он поверил?!” – ну конечно поверил, тут все так делают. [ux_image id=”4433″ image_size=”original”] [gap] Когда задние фонари тачки исчезли во мраке ночи, Олег закурил сигарету. «Нужно залечь на 15 минут. Ждем.” Ввосьмером мы стояли в полной тишине слушая случайные шорохи деревьев. Это была идеальная ночь для авантюры. По ночному небу плыли облака, а луна время от времени выглядывала из-за верхушек сосен озаряя землю. Все это играло на руку полицейским и пограничникам, которые патрулируют эти грунтовые дороги на окраине 50-километровой зоны отчуждения. Если они услышали как мы подъезжали, то почти наверняка придут и проверят. По этому, вместо резкого старта мы решили выждать несколько минут дабы удостовериться, что мы одни. Патрульные в этом районе хорошо осведомлены о возможных маршрутах сталкеров которые пытаются пересечь южную границу зоны отчуждения. На этом участке границы зоны даже нет колючей проволоки, а в роли естественного забора выступает река Уж, впадающая в реку Припять не далеко от Чернобыля. В течении большей части года эта река служит надежной водной преградой для желающих проникнуть в Чернобыльскую зону отчуждения нелегально. Но летом Уж мелеет и этого достаточно, чтобы перейти его вброд. Если мы сможем преодолеть следующие 6 километров пересеченной местности и форсировать реку, это будет счастливый билет в 50-километровую  зону отчуждения вокруг разрушенного реактора ЧАЭС и наш дом на следующие 5 дней. Олег выбросил свою вторую сигарету и вмял ее носком в землю. Наши 15 минут истекли. Впереди была Зона. [ux_image id=”4432″ image_size=”original”]

1. Замошня

Мы двигались быстро и тихо сплоченной группой придерживаясь нашего запланированного маршрута на северо-восток. Прямо через лес по маленькой грунтовой дороге, которая петляла сквозь рощи сосен. Перед нами, за полем заросшим высокой травой петлял Уж. Надеюсь, мы сможем найти брод через реку. Мы сделали еще один короткий привал, чтобы послать разведчика проверить камыши на берегу. Именно в этот момент удача покидает многих искателей приключений, ибо патрульные  всю ночь могут сидеть в засаде где-то поблизости. Такие люди, как мы – «сталкеры», стараются их избегать (местный термин обозначающий проникающих в запретную зону людей, появился после выхода фильма Андрея Тарковского в 1979 году). [ux_image id=”4431″ image_size=”original”] Экскурсия ДШС с опытными диггерами для любой аудитории!
Кража зараженного металла и браконьерство представляют собой серьезную проблему для украинского правительства. Сотни тонн радиоактивного металла и мяса ежегодно вывозятся из зоны отчуждения и продаются на украинских рынках. Штрафы за несанкционированный вывоз чего-либо из зоны являются серьезными. Столкнувшись с 5-10-летним сроком тюремного заключения, браконьеры и “металлисты” (воры черного металла) не остановятся ни перед чем, чтобы не быть пойманными. Они часто вооружены и, как известно, могут пристрелить незванных гостей которые ненароком могут застать их за работой.
Мы лежали в подлеске в течение некоторого времени, всматриваясь во тьму пока не расслабились.
[ux_image id=”4430″ image_size=”original”]
Под водой длинной линией лежало упавшее дерево, создавшее небольшую илистую косу и один за другим мы использовали его, чтобы форсировать Уж, не промокнув полностью. Я добрался до противоположного берега и Генерал с улыбкой встретил меня.
«Добро пожаловать в Зону», теперь надень штаны.
[ux_image id=”4429″ image_size=”original”] Мы были на краю того, что некогда являлось огромной фермой. Мы перебирались через заброшенные шлюзы, каналы и поле с высокой некошенной травой, мимо рухнувших коровников, конюшен и поросших зеленью домов на нашем пути в заброшенную деревню Замошня. [ux_image id=”4428″]
Здесь мало что осталось. Единственная церковь, несколько домов и автобусная остановка – это все.  Но именно эти кусочки повседневной деревенской жизни кажутся ярче более «знаковых» памятников в Припяти, которые стали неохотными архитектурными знаменитостями под линзами десятков тысяч фотографов за последнее десятилетие.
Мы сделали еще одну остановку и съели сало с водкой – блестящей украинской закуской, которая в основном представляет собой свиной жир, соль и травы, завернутые в бумагу.
[row] [col span=”4″ span__sm=”12″] [/col] [col span=”4″ span__sm=”12″] [ux_image id=”4427″ image_size=”original”] [/col] [col span=”4″ span__sm=”12″] [/col] [/row] Мы все еще находимся в 20 км от нашей предполагаемой цели. Отныне мы покидаем заросшие поля и идем по старым дорогам Припятского муниципального района. В зоне отчуждения существует комендантский час на движение автотранспорта,  который длится с 7 вечера до 7 утра, и только единственный рабочий автобус на КПП Дитятки ранним утром является исключением. Здесь, где мы находимся, вдали от блокпостов и посещаемых людьми мест можно ожидать полной безнаказанности. [ux_image id=”4426″ image_size=”original”] [ux_image id=”4425″ image_size=”original”] Облака начали рассеиваться и туман над заболоченными полями под сильным светом полнолуния  слился с копченым асфальтом и гнилыми дорожными знаками в фантастическую картину лучше любого кино. Мы шли дальше. [ux_image id=”4424″ image_size=”original”]

2. В Пыли: Чистогаловка

Когда рассвело мы внезапно остановились, заметив большой объект около полукилометра впереди нас, блокирующий всю дорогу. Мы были близко к строящемуся хранилищу радиоактивных отходов “Вектор” и хотели оставаться незамеченными как можно дольше. Манки вытащил свой монокуляр и посмотрел поближе.
“Лошади!”
[ux_image id=”4422″ image_size=”original”]
Это была наша первая встреча с дикими животными Зоны. Когда мы приблизились к ним, они начали разбегаться, прячась в роще справа.
[ux_image id=”4420″ image_size=”original”] [row] [col span=”4″ span__sm=”12″] [/col] [col span=”4″ span__sm=”12″] [ux_image id=”4419″] [/col] [col span=”4″ span__sm=”12″] [/col] [/row] [ux_image id=”4418″ image_size=”original”] [ux_image id=”4417″ image_size=”original”] Это единственный уцелевший дом в Чистогаловке. Намеряли около 5 мкрр / час внутри дома (они, очевидно, закрыли окна и двери после взрыва реактора). Мы подумали, что не найдем ничего лучше, бросили пакеты в пыль и включили горелки. [ux_image id=”4416″ image_size=”original”] [ux_image id=”4415″] Остальные приступили к работе по очистке пола от пыли в одной из задних комнат, чтобы выложить его кариматами. Я начал искать место где повесить гамак. [ux_image id=”4414″ image_size=”original”]
У Шарфрихтер была такая же мысль, и как только я начал привязывать крепление гамака к раме она проскользнула мимо заднего окна, поднялась на соседнее дерево и прыгнула через открытую дверь на чердак.
Я задремал и проснулся через полчаса от шума ее возвращения.
«Все в порядке?» – спросил я не глядя,
«Нет. – сказала она, отвечая с сильным акцентом, который могут правильно делать только русские.
«Чрезвычайно радиоактивный»
[ux_image id=”4413″ image_size=”original”] К тому времени когда мы проснулись большая часть дня уже прошла. У нас было несколько часов отдыха в заброшенном доме.  Мы были всего в 4 км от Припяти и могли позволить себе подождать до 8 или 9 часов вечера, прежде чем отправиться в путь. Хотя, у нас была вся ночь впереди, слишком много времени чтобы расслабиться не было. Главным приоритетом было найти место, которое можно назвать домом на следующие 3 дня. В идеале квартиру или какой-то дом  достаточно далеко от проторенных дорог туристов, патрулей, других сталкеров или браконьеров. Вы, наверное подумали, что это легко, поскольку Припять заброшенный город. Однако, учитывая ужасное состояние домов это совсем не так просто…

3. Вписка Вписка Вписка

На старой границе Припяти по-прежнему стоят блокпосты установленные сразу после катастрофы в 1986 году. Большинство из них оказались в негодности, и только основной восточный КПП все еще укомплектован персоналом. [ux_image id=”4412″ image_size=”original”] Мы осмотрели несколько ветхих домов вдали от основных панельных многоэтажек, но не повезло. Каждый из них либо находился в опасном состоянии, либо был слишком грязным. А те, что были свободны от пыли, в основном не имели крыши. Мы быстро отказались от поиска дома на окраине и двинулись к центру города. [ux_image id=”4411″ image_size=”original”]
Нам также нужна была еда. К счастью, у нас было все подготовлено.
Один из членов нашей команды подготовил тайники в Припяти, во время своей работы гидом. Поскольку мы теперь шли искать базу в центре  города, неплохо было бы захватить одну из закладок на нашем пути.
[row] [col span=”4″ span__sm=”12″] [/col] [col span=”4″ span__sm=”12″] [ux_image id=”4410″] [/col] [col span=”4″ span__sm=”12″] [/col] [/row] Первый тайник, который мы нашли был отличным. Бутылка водки, мясные консервы и макароны. Вторая наша закладка была обнаружена и порезана браконьерами. [ux_image id=”4409″ image_size=”original”]
Во время поиска квартиры мы осмотрели несколько зданий, большинство из которых были помечены маркерами у входов – случайные кусочки металла в дверях помещенные там полицией, чтобы поймать сквоттеров если они оставят их в другом месте. Как и в домах за городом, нам пришлось сперва осмотреть несколько квартир, прежде чем мы нашли приличное место.
Пол был безумно пыльным, что побудило всех пойти и выбить несколько передних дверей от соседних квартир, чтобы использовать их в качестве кроватей. Я искал приличное место, чтобы поднять гамак.
Когда я был у окна и искал одну из опорных точек для гамака то заметил зеленый лазер, прыгающий вокруг деревьев и темных зданий города. Похоже, что кто то светил с крыши здания примерно в 2 км от нашего дома. Остальные увидели это примерно в то же время и высунулись в окно, пытаясь понять, что происходит.
«Сталкеры», – предположил Олег и достав лазер из своего кармана начал светить в ответ. Владельцы другого лазера сразу начали мерцать нам. Их игра с лазерными метками подошла к естественному концу, Олег пробормотал какое-то слово по-русски и направился в дверь вместе с Шарфрихтер.
Генерал удобно сел, что означало, что он будет так сидеть долгое время, и отвинтил колпачок перцовки.
«Они пошли поговорить с ними».
По возвращении через час мы узнали, что на крыше действительно другие сталкеры, которые были в зоне уже 2 дня. У них закончилась еда и они намеревались сдаться полиции, чтобы поскорее вернуться домой.
Время шло, нам нужно было найти какую-то воду и нам предстояло прогуляться за ней до того как взойдет солнце. Мы вышли бросив в рюкзаки несколько пустых бутылок.

4 Plutozade

[ux_image id=”4408″ image_size=”original”]
Город, под одеялом звезд и полнолуния выглядел невероятно. Волчий вой где-то на огромном просторе сосновых лесов и хруст гравия по асфальту асфальта под ногами был единственным, что мешало тишине.
Мы блуждали среди возвышающихся бетонных зданий без особого направления или намерения и были удивлены, когда нас встретила эта измученная очаровательная девушка пост-апокалипсиса – колесо обозрения Припяти, возвышающееся над старым парком аттракционов.
[ux_image id=”4407″] По пути мы посетили несколько интересных пунктов, вроде старого почтового отделения с рисунками космонавтов. Потом  отправились на крышу, чтобы выпить пиво и посмотреть гигантскую арку объекта “Укрытие” нового безопасного хранилища. [row] [col span=”3″ span__sm=”12″] [/col] [col span=”6″ span__sm=”12″] [ux_image id=”4406″] [/col] [col span=”3″ span__sm=”12″] [/col] [/row] [ux_image id=”4405″ image_size=”original”] Самое большое движущееся здание в мире должно было быть построено на расстоянии 180 м от обрушенного реактора №4. По завершении строительства арка будет скользить по рельсам к зданию старого реактора и обеспечит погодоустойчивую герметизацию для тонн радиоактивных отходов в здании реактора и вокруг него в течение следующих 100 лет. Ссылка на фильм BBC: http://www.bbc.co.uk/programmes/b08650s6 [ux_image id=”4404″ image_size=”original”] [ux_image id=”4403″ image_size=”original”]
К тому времени, как мы спустились с крыши, был всего лишь час до рассвета и мы пробрались через город к нашему источнику воды.
Наш грандиозный план заключался в том, чтобы набрать воду в старой заброшенной водопроводной станции на окраине города.
[ux_image id=”4402″ image_size=”original”]
Прежде чем я должен был выпить воду из наиболее сильно загрязненной зоны радиоактивного бедствия на планете, я немного попричитал. Америций, плутоний, стронций, цезий, первичные элементы, изотопы которых выбрасываются из взрыва реактора, являются водорастворимыми и, главным образом, альфа-излучателями. Они вызывают сильное химическое сходство с кальцием при попадании внутрь живого организма.  Склонны поглощаться телом и впитываются в структуру кости, где они будут находиться всю оставшуюся жизнь, излучая один нейтрон за другим, постоянно увеличивая риск развития рака костей. В то время как значительная часть плутония, стронция, цезия распалась на более стабильные изотопы, все еще остается много горячего материала, а америций, являющийся результатом распада плутония, имеет период полураспада около 240 лет, поэтому, если вы можете избежать употребления любого из вышеперечисленного, вероятно, будет хорошо. [ux_image id=”4401″ image_size=”original”] По возвращении в квартиру мы вытащили пластиковые фильтры для воды, которые мы купили в магазине за два дня до этого и прикрутили их к бутылкам, содержащим отстоянную воду и начали фильтровать. Я все еще не был убежден. Генерал вытащил свой дозиметр и поднял его около бутылки отфильтрованной воды, чтобы убедить меня, что здесь чисто. Не чисто! Я смеялся. Альфа легко поглощается водой, поэтому этим дозиметром ее не измеришь даже если бы вы положили внутрь новый топливный стержень! Мы обсудили все плюсы и минусы того, что мы собирались делать. Ну, на самом деле не обсуждали, я просто читал длинный монолог о пользе и вреде радиации на быстром английском языке, ведь мы все собираемся выпить раковый сок. [ux_image id=”4400″ image_size=”original”]
С положительной стороны завод Юпитер где мы набрали воду, был тщательно очищен, чтобы сотрудники завода продолжали работать, пока они делали роботов для очистки реактора. Кабельные туннели и окружающие улицы были бы хорошо очищены, и к тому моменту, когда дождевая вода и снег начнут течь в туннелях в 1990-х годах, большая часть ужасной радиоактивной пыли уже давно исчезла. Фильтры обратного осмоса, которые мы имели, по мнению ООН, являются лучшими для использования при попытке очистить воду, в которой могут присутствовать тяжелые металлы (например, поле битвы, в котором использовался обедненный оружейный уран), это был плюс.
С другой стороны, мы все еще собирались сделать супер лапшу с чернобыльской дренажной водой.
После того, как я закончил говорить сам с собой, генерал просто пожал плечами.
“Хмм… хорошо. Но у вас нет выбора”
Я по сей день, не знаю, почему у нас не было нескольких литров чистой воды во всех тех закладках, которые мы предварительно спрятали.
[ux_image id=”4399″ image_size=”original”] Мы приготовили еду, когда солнце взошло над городом. [ux_image id=”4398″ image_size=”original”] [ux_image id=”4397″ image_size=”original”]

5. Pizdetz

Осень в Припяти абсолютно впечатляющая. Яркие цвета деревьев, которые заросли сквозь тусклые серые лица заброшенных зданий, представляют собой что-то вне времени. Похожее на то, что присутствует в ветхих аббатствах на севере Англии в последние месяцы года. Захватывающий город для в прогулок при дневном свете был рискованным мероприятием. Шанс попасться патрульным, солдатам, полицейским или просто столкнуться с экскурсионными группами, проводники которых могли бы позвонить куда надо были намного выше, чем если бы мы гуляли в темноте. Мы на цыпочках подходили к каждому перекрестку и вытянув шею следили, не видно ли черные патрульные машины УАЗ, которые иногда патрулируют городские кварталы. [ux_image id=”4396″ image_size=”original”] Вернувшись к фабрике Юпитер, чтобы осмотреться днем, мы толкнулись с еще одной туристической группой украинцев, которой руководил парень, который любезно помог нам спрятать закладки за несколько недель до нашего визита. Было приятно видеть его и сказать несколько слов благодарности. По его совету мы спрятали наши сумки в кустах, чтобы попытаться выглядеть так, как будто мы просто спрыгнули с экскурсионного автобуса. [ux_image id=”4395″ image_size=”original”] Туристы, с которыми он общался, выглядели довольно смущенными. Их было около дюжины, они делали фотографии своими огромными камерами. [ux_image id=”4394″ image_size=”original”]
Ни один из них не сказал нам ни слова, но я чувствую, что они могли что-то сказать водителю, когда они вернулись в свой автобус.
Мы услышали это прежде, чем увидели.
[ux_image id=”4393″]
Черный седан выскакивает из-за угла, очевидно, ищет кого-то. Несомненно, нас. Мы все сразу нырнули в кусты когда он пролетел мимо нас на соседнюю улицу. Мы должны были сойти с дороги, поэтому пробежали по соседним зданиям в старый полицейский участок, где мы думали остаться незамеченными какое-то время. Мы воспользовались возможностью запереться в бывшую камеру для заключенных чтобы сделать общую фотографию и услышали слегка отвратительную сказку от Олега о группе туристов, которые сделали то же самое, но в конечном итоге застряли там на 16 часов.
Чтобы убедиться, что мы стряхнули патруль с хвоста мы немного помолчали. Вскоре мы увидели другую патрульную машину и убежали в подлесок, чтобы укрыться за длинной высокой бетонной стеной, граничащей со старым складом для хранения транспортных средств. В течение следующих десяти минут мы слышали, как машина ездит по боковым улицам, пытаясь найти нас. Я уверен, что они знали точно так же хорошо, как и мы, что у них не выйдет нас найти пока мы не выйдем сами. Мы все немного расслабились минут через 30, хотя была довольно большая разница между уровнями беспокойства  британцев и украинцев. Я, Лодочник, Оттер и Обезьяна все еще были наготове, и не без оснований.
В то время как украинцам максимум угрожает мелкий штраф или взятка, я слышал, что у богатых иностранцев которые были пойманы без пропуска в зоне отчуждения вымогали несколько тысяч евро взятки.
[ux_image id=”4392″]
Олег и Генерал начали шептаться, и я уверен, что это привлечет внимание если кто то есть поблизости. И если бы у них были собаки …
Дверь фургона распахнулась.
Если угроза ареста парой солдат была недостаточной, чтобы нашей группе поднять задницу, лай двух наверняка огромных овчарок, которые только что соскочили с задней части фургона был достаточным основанием. Олег поднял голову, широко распахнул глаза и медленно поднял ладонь. Они были очень близко, настолько близко, что единственное место, где они могли быть, было прямо за бетонной стеной, под которой мы укрылись. У собак не займет много времени, чтобы проникнуться нашим запахом и решить, где мы находимся.
Мы все знали, что если останемся там, где находимся то будем обнаружены через несколько минут. Если мы побежим то наделаем много шума. Мгновение мы колебались, и я мог видеть, как все разрабатывают следующий для себя план действий, взвешивая достоинства столкновения с сердитой головой собаки или укус за лодыжку во время бега.
Мы начали отходить от стены и подлеска как можно медленнее, чтобы не шуметь, но быть тихим и быстрым одновременно не возможно. Мы очень шумели и собаки ответили почти сразу. Когда режим невидимости полностью исчез, единственное преимущество, которое было на нашей стороне – это время, которое потребуется собакам и их проводникам, чтобы добраться до конца бетонной стены и вернуться туда, где мы сидели. Мы отказались от какой-либо надежды на то, чтобы попытаться успокоиться и бросались к ближайшим зданиям, через двор, из заднего окна и в кусты.
Мы бежали около 5 минут до тех пор, пока опасность миновала. Потом параноидальным маршрутом возвращались к нашей квартире через окраины города.
В настоящее время нас активно ищут, но нам нужно остаться в этой квартире еще на одну ночь.
Генерал, Шарфрихтер, Олег и Чеширский Кот взяли несколько пустых бутылок с водой и ушли по двое, чтобы забрать закладку и принести немного воды. Остальные четверо начали шерстить по другим квартирам, разрывая шкафы и обрывая обои со стен, чтобы забаррикадировать окна на ночь.

6. Долгая дорога во тьме

Сытые и отдохнувшие, около 11 вечера мы выдвинулись к заброшенной портовой гавани к северу от Припяти. На берегах этого же озера находятся пристань кафе “Припять”, знаменитый дом на воде и гигантские ржавые портовые краны.
Учитывая недавний опыт палева мы вели себя очень осторожно и аккуратно ступая в абсолютной тишине под луной двинулись в путь. Мы покинули пределы города и прошли мимо садов и старых гаражей, некоторые из которых по-прежнему содержат ржавые громады автомобилей 1980-х годов, явно слишком радиоактивные чтобы что либо с ними делать. Дозиметр пищал постоянно, так что нам просто пришлось отбросить эту чертову штуку, регулярно сталкиваясь с пиками 500-1000uS / h. Это, должно быть, психосоматическая реакция, но когда вы находитесь в таких местах, кажется, что воздух стал другим. Не только мне, один или двое из нашей группы сообщили о металлическом привкусе во рту, когда они дышали.
Нашей единственной проблемой здесь была не только радиация. Когда мы покинули грунтовую дорогу пришлось двигаться по основной мимо хранилища ядерного топлива, где было несколько собак.
Я видел зловещее оранжевое свечение фонаря сквозь листья деревьев, единственный источник искусственного света на километры. Мы сохраняли абсолютную тишину во время движения, но как только псы учуют наш запах поднимется лай. Все, что мы могли сделать, это идти в ногу, скрещивать пальцы и надеяться, что никто не выйдет проверять.
Силуэты кранов проступили на фоне звездного неба как огромные краулеры из Звездных войн. Я залез на второй кран, чтобы найти Оттера наверху, он выглядя немного озадаченным. Парень только что случайно уронил свой 200-мм объектив с вершины одного из кранов. Объектив за 800$ разбился в дребезги, почти убив Лодочника в процессе падения, который гулял внизу. Краны внутри были ужасны: с почти 30-летним слоем голубиного говна и машинной смазкой на большинстве деталей, но металл кранов был в удивительно хорошем состоянии. Мы вернулись назад и остановились на пристани у старого здания кафе «Припять», чтобы посмотреть, как солнце поднимается из-за дома на воде и кранов, которые мы облазали раньше. Восход солнца был довольно зрелищным. Но вместо того, чтобы сидеть сложа руки и наслаждаться им, как мы, вероятно, должны были, шестеро из нас стояли схватившись за фотоаппараты и пытались получить идеальную фотографию того момента.
У нас еще было время, прежде чем здесь появятся патрули и экскурсии.  Мы отправились исследовать некоторые другие известные здания в городе, откуда вы, несомненно, видели 100 фотографий.
Плавательный бассейн, школа и больница.
Войдя в больницу Генерал крикнул размахивая счетчиком гейгера над чем-то перед ним.
«Эй, парень, посмотри на это!»
Дозиметр зашкаливало нереально, мы все сбились с толку. Какой-то псих отрезал кусок ткани от одной из одежд пожарных тушивших взорвавшийся реактор ночью 1986 года и оставил ее на стойке регистрации в больниц. Остальная часть костюмов пожарных находится в подвале, где они лежали после того, как пожарники были доставлены в больницу.

7. Дорога

Во время нашего завтрака в 16:00 Чеширский кот заметил, что группа фигур стоит на вершине одного из близлежащих зданий. Все попадали на пол и сумели сделать скрытую фотографию на телефон пяти солдат, смотрящих на город с соседней крыши. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что эти ребята не были обычной чернобыльской полицией, которая накануне нас преследовала, они были одеты как военные. Я не сразу понял в чем разница, но украинцы выглядели немного более обеспокоенными, чем в предыдущий день. Мы спустились по лестнице, чтобы убрать мусор, который мы выбросили в окно прошлой ночью, когда «готовили» квартиру для жилья. Нужно было убедиться, что никто проходя мимо не увидит это и не зайдет внутрь. Когда солдаты ушли, мы отправились на ту же крышу чтобы посмотреть закат. Лиса, приветствовала нас на выходе из парадного, когда мы шли смотреть закат. Лис был счастлив взять пищу из наших рук и вел себя как собака, обученная дома. Закат был великолепным, на крыше мы добили последнее пиво из продовольственной закладки. Чеширский Кот только что сделал пару снимков для своих тысяч подписчиков в instagram, когда мы услышали снизу крик. Мы убежали с крыши и около часа прятались в доме выжидая паузу прежде чем покинуть его. К счастью нас никто не искал. Мы двинули на юг по заросшим дорогам и спустя час вышли к главной дороге, идущей мимо Рыжего леса, примерно 300 м от главного контрольно-пропускного пункта Припяти. Шли компактной группой один за одним, чтобы нес не было видно со спины и довольно быстро дошагали к стелле Припяти. Дальше прямая дорога лежала мимо Рыжего леса, названного так поскольку после взрыва реактора из за огромного выброса радиации деревья в этом участке утратили свой пигмент. Даже спустя 30 лет после аварии и не смотря на то, что деревья были выкопаны вместе с несколькими метрами земли и захоронены, этот лес остается очень радиоактивен. Вскоре после последнего привала и последнего взгляда на саркофаг мы свернули с главной дороги на грунтовую, по дороге к нашей следующей цели ЗГРЛС “Дуга”. Мы сделали короткий перерыв на чай в старом автобусе советской эпохи, который ржавеет на территории старой фермы, и пошли вдоль линий электропередач к Дуге.

8. Русский Дятел

“Это не Дуга-3. Это ошибка”.. По словам Генерала, вопреки тому, что думает половина интернета, гигантская антена высотой в 140 м вообще не называется Дуга-3, а «Дуга-1». Кажется, что цифра «3» возникла из какой-либо ошибки перевода или копирования текста в Интернете или просто застряла в англоговорящем мире увековеченном сотней статей «14 гигантских советских строений» на Buzzfeed и т. П. Хотя у прозвища «Дятел» есть кое-какая историческая база, так антенну нарекли радиолюбители того времени, которые слышали характерное постукивание в эфире, мешающее радиовещанию всей планеты, когда русские включили ее. У нас была еще одна закладка продовольствия, которую нужно было забрать и мы вернулись в наш лагерь в старом центре космической связи. Мы решали сейчас лезть на антенну или после еды и сна, но Шарфрихтер и Олег сказали, что они не могут и предложили приготовить нам еду пока мы вернемся с антенны. Залезть было довольно просто. Мы видели что четвертый энергоблок и новый саркофаг вдалике за лесами, которые простираются на  огромные расстояния, которые мы покрыли на этой неделе в Зоне отчуждения. Чеширский кот залез на резонатор чтобы сделать фото.
Я посмотрел на часы, время поджимало.
«Не беспокойтесь о охранниках, они очень ленивые. С постели вставать еще рано».
Я суетился не об этом, больше думая о том, что еда у нас была на плите в лагере. Я был голоден и мои ноги убиты длинным ночным переходом.
Мы вернулись в лагерь где нас ждал набор из гречки, мяса, водки и пива и плотно поужинав мы заснули.

9. Танцы с волками

Я проснулся в гамаке около 16:00, по общему признанию, довольно рано. Мы с Обезьяной закончили последнюю выпивку на первом этаже нашего здания, пока все еще спали. Пока мы закончили почти все пиво “Десант”, у нас осталось совсем немного еды, поэтому мы приготовили последний праздничный ужин в нашем отеле “Пэрис Хилтон” и ушли. Мы вернулись на знакомые лесные тропы под линиями электропередач, которые использовали для транспортировки огромного количества электроэнергии в ЗГРЛС “Дуга”, и направились к южной границе зоны. Шли медленно и сделали привал под деревьями чтобы опрокинуть песок из наших сапог и выкурить пару сигарет. Немного моросило и мы должны были успеть покинуть зону отчуждения и уехать на первом автобусе, чтобы не попасться милиции.
Волчий вой поблизости подганял нас.
Чтобы сократить время и не промочить ноги из-за моросившего дождя мы решили идти по дорогам.
Волчий вой следовал за нами по мере нашего продвижения, никогда не приближались, но всегда рядом, как будто они вели нас по своей земле чтобы убедиться, что мы ушли. На следующем перекуре Генерал заговорил после очередных завываний.
«Сейчас осень, поэтому все должно быть в порядке. Они хорошо питаются. Зимой и весной надо волноваться. Тогда они голодны ».
Наш последний привал перед финишной прямой был в домике лесников около 6 км от границы зоны.
Последняя дорога была мучительной. Единственная, прямая, бесконечная линия асфальта, прорезанная прямо через деревья. Мы тащились молча, одна нога впереди другой, шаг за шагом, будто в трансе: серое небо, серая дорога и серый лес, всеобъемлющий и смертоносный, нечеткий месиво. Текстуры, похоже, не изменялись и не двигались, как бесконечно повторяющийся фон с мультяшными сиськами.  Без предупреждения дорога начала светиться. Мы оглянулись, увидели фарыи нырнули в кусты, надеясь, что водитель нас не видел. Автобус перевозивший рабочих на первую смену атомной станции ​​пролетел мимо, не обращая внимания на наше присутствие.
Мы увидели сверкающий свет главного КПП в деревне Дитятки – главных ворот в зону отчуждения и сигнал, чтобы свернуть в сторону и пробираться сквозь поле чудес деревья к колючей проволоки отделявшей нас от  Большой земли.
Когда мы перегруппировались перед выходом все знали, что нужно торопиться. Старый периметр из колючей проволоки был полон дыр, целые его участки были отрезаны и многократно перевязывались. Ржавая колючая проволока смешанная с новыми участками – доблестная попытка остановить поток нелегальных туристов в Чернобыльскую зону и из нее. Мы нашли нашу дыру и вышли на дорогу.
Нам нужно было двигаться быстро, чтобы успеть на автобус отправлявшийся через 20 минут. Внезапно фигура, одетая в черное и капюшон бегом пронеслась мимо нас по направлению к полицейскому контрольно-пропускному пункту.
«Здравствуйте», «Добрый день», по-русски.
Мы быстро поняли, что это был полицейский, очевидно, его утренняя пробежка прежде чем начать смену. Мы ниразу не выглядели как сталкеры: 8 человек с рюкзаками и кариматами грязные и измученные. Нам нужно добраться до автобуса, прежде чем человек свернет на контрольно-пропускной пункт и сообщит коллегам, кого он только что видел.
Мы подняли свой темп, почти переходя в бег. Уже на остановке мы переводили дыхание, надеясь, что не будет синих огней, охотящихся на нас.
Автобус пришел. Мы сели и выдохнули.
Оригинал автора: https://testchamber.net/duga-3-the-hard-way-going-long-in-chernobyl/ Материал переведен командой urbextour.com при любом копировании ссылка на наш сайт обязательна.  

2 комментария к “Cквозь длинные ночи Чернобыльской Зоны”

Оставьте комментарий

We use cookies to personalize your experience. Continue browsing you accept Terms and Conditions and Privacy Policy